Контактная информация:

Тел.: +7 918 349 60 56  

Email: 1happy333@mail.ru

 
 
Главная » Статьи »

СРОЧНО В НОМЕР. Психологи в Крымске. Инна Силенок

О страшной трагедии в Крымске я узнала днем 7 июля. В Центре шел семинар, я была занята приемом тренера, телевизор, конечно, не смотрела. Когда коллеги сказали, что затопило Новороссийск, Крымск и Геленджик, то в первую очередь я подумала о родителях. Но с папой я утром говорила по телефону, и он не говорил о том, что их затопило. Коллеги посмотрели информацию в Интернете, а там были страшные кадры и ужасающие новости.

У меня перед глазами сразу же всплыли картинки десятилетней давности, когда в августе 2002 года смерч бросил на берег волну, и волна смыла санатории, базы отдыха, дома, людей… Тогда вода прошла и через мой дом (я тогда жила в Новороссийске). У меня погибли почти все мои ткани, но это не было страшным для меня тогда, скорее досадным, — не более. А вот несколько страшных часов, когда мой муж был в волне в своей машине, и с ним не было связи, и я молилась, чтобы с ним все было хорошо, — эти часы казались вечностью. Я из-за всех сил держала себя в руках, старалась быть спокойной, вспоминая строчки Симонова. Привычка быть спокойной, держать себя в руках, молиться за здоровье близких и читать стихи осталась с Грозного. Тогда в 1991 и 1992 годах это тоже было нужно. Такие события не случайно ассоциируются с военным временем, — там действительно энергетика как на войне, — случайные смерти, железная воля, много горя и нельзя расслабляться. Петра тогда спасла бочка, которую прибило к выхлопной трубе нашей машины, и машина болталась на поверхности волны зажатая другими машинами и огромным камнем, который волна не могла сдвинуть.

Я думала о людях, о том, как им тяжело, и как им нужна помощь психологов. И понимала, что сил психологов МЧС не может быть достаточно в такой ситуации. Нужно было ехать, нужно было брать с собой людей. Был вечер 7 июля. Я понимала, что сейчас нас никуда не допустят, — ехать нужно на следующий день. Я не спала все ночь с 7 на 8 июля, — я думала, как там все организовать. Уже было известно, что больше всего пострадал Крымск. Я хорошо знала дорогу в Крымск, я по ней столько раз из Новороссийска в Краснодар и назад ездила. Я знала, что после дождя по трассе на Новороссийск не проехать, — нужно ехать через Славянск на Кубани. Я обратилась к коллегам на семинаре с предложением ехать в Крымск. Сразу же отозвались Олег Колмычок и Алексей Афанасьев. Я попросила у депутата городской думы города Краснодар Николая Павлова машину, он её выделил, и мы поехали. По дороге я звонила крымским психологам. Звонила и боялась, что у них совсем беда. Слава Богу, наши крымские коллеги живы, хотя их достаточно сильно затопило. Я спросила у них, где штаб ЧС, где МЧС и попросила их туда тоже подойти и присоединиться к нам. Подойти смогли Елена Дзюба и Елена Литвинова. Через въезд в Крымск со стороны Славянска мы въехали достаточно спокойно. Пробок еще не было. Было заметно, что народ в шоке, улицы были почти пусты. С той стороны было высоко, ту часть не затопило.

Мы приехали в штаб ЧС, нашли руководителя психологической службы МЧС — заместителя директора Южного Филиала Федерального казенного учреждения Центр экстренной психологической помощи МЧС России (ЮФ ФКУ ЦЭПП МЧС РОССИИ) Кучеренко И. В.. Я представилась, назвала все свои многочисленные регалии, понимая, что без этого могут не допустить к работе, — ведь туда поехали не только те, кто хочет помочь. Поехали провокаторы, поехали те, кому нужны новости погорячее. Игорь Васильевич внимательно смотрел мне в глаза, сказал, что мы можем помочь пока в штабе, где принимают заявления от пострадавших. Это была привычная для меня работа, похожая на то, как я веду прием с главой администрации МО г Краснодар В. Л. Евлановым. Только в духоте и в палатках МЧС. Мы остались помогать на приеме заявлений. Через несколько часов я позвонила Кучеренко и спросила, нужны ли им еще в помощь психологи, члены ППЛ с опытом работы с психологической травмой. Игорь Васильевич сказал, чтобы я привезла завтра с утра 10 человек на целый день. Я понимала, что будут нужны специалисты не на один день, что нужно составлять списки, обзванивать. Нужно выбирать психологически-устойчивых с сильной нервной системой, выносливых, хорошо управляющих своим состоянием. Тех, кто сможет поддерживать жесткую дисциплину, действовать по приказу, не задавать лишних вопросов, не проявлять инициативу. Тех, кто будет согласен на любую работу. Не только психологическую, но и социальную. Кто сможет быть в случае необходимости медсестрой или санитаркой, кто забудет о своем Эго и станет слушаться психологов МЧС, которые могут быть моложе по возрасту, и наверняка с меньшим стажем работы психологом, но с большим опытом работы в чрезвычайных ситуациях.

Я размышляла о требованиях к личности и профессионализму моих коллег — потенциальных претендентов на поездки в Крымск, и список тех, кому я могу позвонить становился все меньше. А если к этому добавить время отпусков, отсутствие гарантии, что всех отпустят с работы, отсутствие транспорта, и много других нюансов (это еще слухи не начались по поводу ситуации в Крымске), то он вообще оказывался очень маленьким. Становилось очевидным, что специалистами Краснодара, Новороссийска и Анапы мы не обойдемся. Нужно было обращаться в Центральный Совет ППЛ, просить поддержки, просить сделать рассылку. Все это нужно было решать прямо сейчас — в воскресенье поздно вечером 8 июля.

А завтра в 8 утра надо было вдесятером быть на совместной с психологами МЧС планерке в Крымске у кинотеатра «Русь». Я нашла еще девять кроме себя коллег, транспорт, и мы поехали в Крымск. В 8 утра мы были на планерке. Игорь Васильевич сказал, что нужно 16 человек и круглосуточно. На вопрос, на сколько дней, он не ответил. Ответ на подобные вопросы вообще ни разу не удалось получить. Я уже перестала их задавать. Стало понятным, что в режиме ЧС все решается «здесь и сейчас» и загадывать бесполезно. А еще нужна была форма для психологов, помогающих психологам МЧС. Так как под видом волонтеров в Крымске начались случаи мародерства, и нужно было содействовать их исключению. 9 июля связи в Крымске практически не было. Обзванивать коллег из Крымска не представлялось никакой возможности. Я поручила эту работу сотрудникам Центра «Логос». У нас в «Логосе» тоже стал работать штаб. Спасибо большое Президенту ОППЛ профессору В. В. Макарову и члену ЦС ОППЛ О. А. Приходченко за поддержку и оперативное реагирование на запрос. Рассылка ОППЛ позволила сформировать команду специалистов в короткие сроки.

Мне и моим приехавшим в Крымск коллегам поручили психологическую помощь пострадавшим в ПВР (пунктах временного расположения пострадавших). Пунктов на тот момент было 8. Это были детские сады, школы, социально-культурный центр, интернат. В ПВР работали психологи МЧС и привезенные мной коллеги. Игорь Васильевич нас проинструктировал, что мы будем проводить работу трех видов:

  • индивидуальный психологический прием (когда мы проводим психотерапию, работая с состоянием человека);
  • групповая терапия (когда мы работаем с группой людей, используя наши методики);
  • психологическое информирование (когда мы, используя лингвистические приемы, информируем обратившегося пострадавшего о том, что происходит и произошло с ним, о ситуации в целом, и при этом сглаживаем его состояние, снимаем страх, агрессию).

И мы составляли отчеты о проделанной нами психологической работе в ПВР ежедневно и сдавали отчеты по результату суток в 18.00 на вечерней планерке Игорю Васильевичу.

Первые три дня работа днем была намного легче, чем ночью. Днем те люди, которые были в состоянии передвигаться, ходили по инстанциям, подавали заявления, пытались хоть как-то навести порядок в тех домах, из которых ушла вода, ждали у себя во дворах комиссию, ходили за гуманитарной помощью. С теми, кто оставался в ПВР, мы работали, и не только как психологи. Водили бабушек в туалет и многократно выслушивали, как бабушка тонула, и как её спасли. Носили плачущих детей на руках, и у нас дети успокаивались быстрее, чем у мамы, ведь у мамы им передавалось мамино состояние. Важно было дать людям отреагировать травму, которую они пережили. Многие так и ходили в шоке, заторможенные, говорили тихо, медленно, невпопад. Было ощущение, что они до сих пор не понимают, что произошло. Иногда они проявляли агрессию, и агрессию тоже нужно было давать выплеснуть, потом уже можно было включать рациональные аргументы. Мужчины начали уходить в запои. И уходить из разрушенного дома в неизвестном направлении, что являлось еще одним травмирующим фактором для их семьи.

А ночью начиналась самая нелегкая работа. Люди от перенапряжения не могли заснуть. Их охватывала паника, ведь потоп случился ночью. И теперь они боялись темноты, воды, их мучили кошмары, кто-то вскрикивал, другие пугались, и начиналась паника. У многих поднималась температура. Ночные приступы паники провоцировала целая системы слухов, которые распространялись с огромной скоростью не только по всему Крымску, но и по всему Краснодарскому краю. Сначала пустили слух, что будет вторая волна. В результате еще несколько сердечных приступов и массовые истерики в ПВР. Потом был слух, что на Крымск с самолетов будут сбрасывать дезинфицирующие средства, все отравятся и погибнут. Потом был слух, что Крымск закрыли, так как началась эпидемия. Никакой эпидемии не было (как и всего остального, о чем ходили слухи), но многие мои коллеги не поехали из-за слухов в Крымск работать. Казалась, что первая неделя будет самой трудной для нас. Самых смелых попросили поддержать родственников погибших на кладбищах во время захоронения. Нужно было работать с агрессией на пунктах выдачи гуманитарной помощи.

В конце первой недели Кучеренко поставил нам новую задачу. Нужно было ходить по домам и оказывать помощь пострадавшим на дому. Крымск был поделен на сорок частей, и каждая часть прикреплена к штабу одного из муниципальных образований Краснодарского края — к району или городу. Я обратилась к начальнику штаба ЧС Д. Х Хатуову, и Джамбулат Хизирович поручил мне прикрепить к каждому штабу по психологу и обойти все дома. Теперь психологов было нужно еще больше. И я обратилась во все крупные психологические и психотерапевтические сообщества с просьбой о помощи, попросила приехать в Крымск, потому что с таким объемом работы 16 и даже 20 человек уже не могли справиться. И многие мои коллеги, работающие посменно в течение первой недели эмоционально выгорели, и уже не могли работать. Нужны были новые люди, много новых людей. Людей нужно было транспортировать, расселять. Удалось договориться с руководством авиакомпании S7 о бесплатном прилете специалистов из Иркутска с опытом работы с родственниками погибших на разбившемся самолете. (Спасибо Евгении Романенко — региональному представителю ОППЛ в Иркутске и сотрудникам Крымской районной администрации). Удалось привлечь несколько спонсоров, которые оплатили приезд специалистов из Москвы. Огромную помощь оказал и продолжает оказывать фонд «Женщины Дона» (руководитель Александра Штайерт), который оплатил дорогу и проживание специалистов — психологов в Крымске.

Сейчас нас работает 29-35 человек круглосуточно. Мы обошли почти все дома, и не только в районах затопления. Мы провели первичную работу с пострадавшими и составили график долгосрочной психотерапии до декабря 2012 года включительно. Мы составили список из более чем 300 клиентов и пациентов, нуждающихся в долгосрочной психотерапии, и будем продолжать работать в Крымске, пока там будет нужна наша помощь.

Мы работали и работаем со страхом воды у детей и взрослых, со страхом темноты, дождя, у пациентов, ранее состоящих на учете, обострились депрессии, много пришлось работать с тревогами, паникой, утратой, потерей, обострением психосоматических заболеваний, страхом инфекций. Днем мы ходим по домам, реагируя на экстренные вызовы или собирая информацию и оказывая помощь, а ночью мы работаем в оставшихся на сегодня ПВР.

И все это время мы работали и работаем в команде с психологами МЧС, которые показали себя смелыми, трудолюбивыми, искренними, отзывчивыми, хочется сказать «настоящими». На них всегда можно положиться. Спасибо им! Спасибо огромное И. В. Кучеренко, начальнику группы психологического обеспечения южного регионального центра МЧС России, мастеру внутренней службы Кузнецовой Н. И. (ЮРЦ МЧС РОССИИ). Наталья Игоревна сменила И. В. Кучеренко, когда он получил приказ возвращаться в Ростов на Дону, и мы стали работать под её руководством, чувствуя её материнскую заботу. Хочется сказать спасибо команде психологов главного управления МЧС России по Краснодарскому краю: Крайновой Ирине (Анапа), Свердловой Елене (Туапсе), Радкович Татьяне (Сочи), Черненко Наталье (Павловская), Пузанковой Наталье (Лабинск), Павловской Марине (Кропоткин), Таптуновой Анне (Белореченск), Степанченковой Инне (Тихорецк), Корпусенко Анне (Тимашевск), Фадеевой Татьяне (Краснодар), Левченко Ольге (Динская). Хочется высказать слова благодарности психологам ГУ МЧС РОССИИ по республике Адыгея: Полозюк Наталье, Индрисовой Жанете (Майкоп), психологу ГУ МЧС РОССИИ по Ростовской Области Ладыгиной Юлии. Выражаю искреннюю признательность и благодарность Пыжьяновой Ларисе Григорьевна — начальнику отдела ДМПКиИП ФКУ ЦЭПП МЧС РОССИИ, под руководством которой мы работали с 21 июля, а также психологам федеральной противопожарной службы по Краснодарскому краю Степаненковой Инне, Корпусенко Анне, Капустиной Ульяне, Таптуновой Анне, начальнику отдела психологической и психофизиологической диагностики Южного филиала ФКУ ЦЭПП МЧС РОССИИ Пароль Дарье Александровне, Кубелиной Ирине Анатольевне — ведущему психологу отдела экстренного реагирования Южного филиала ФКУ ЦЭПП МЧС РОССИИ, Бабкиной Екатерина Аркадьевна — психологу отдела экстренного реагирования Южного филиала ФКУ ЦЭПП МЧС РОССИИ, Азарко Елене Матвеевне — старшему научному сотруднику научно-исследовательского отдела медико-психологической реабилитации Южного филиала ФКУ ЦЭПП МЧС РОССИИ.

Все, кто работал в Крымске, многократно были проверены на умение работать в команде, на силу, смелость, самоотверженность и профессионализм. Нас объединяли не только любовь к профессии и желание помочь людям. Мы, в оранжевых или синих футболках членов ППЛ чувствовали и чувствуем себя отрядом быстрого реагирования на душевную боль, людьми, для которых главное — это качественно делать свою работу, не смотря на тяжелые условия и усталость. Мы получили и продолжаем получать бесценный опыт — опыт взаимопонимания, взаимовыручки, чувства «локтя», искренности и выносливости. Наверное, мы все стали немножко другими, — те, кто работал все это время в Крымске. И я назову с уважением и благодарностью имена тех, кто работал все эти дни в Крымске, не перечисляя их многочисленные регалии (в Крымск поехали опытные специалисты, за плечами которых много лет работы и профессиональное признание коллег). Спасибо огромное моим заместителям по координированию работы психологов в Крымске Алексею Афанасьеву (Краснодар) и Елене Пономаренко (Новороссийск). А также хочу сказать: дорогие коллеги: Абрамова Наталья Викторовна, Альхаова Саида, Бадарин Игорь Владимирович, Бородаенко Екатерина Александровна, Васильева Ирина Владимировна, Войнова Жанна, Головина Ольга Владимировна, Голубова Елена Геннадьевна, Горбачевская Марина Анатольевна, Горицкая Алевтина Викторовна, Григорьева Наталья Васильева, Дегтярева Наталья (Краснодар), Дзюба Елена Васильевна (Крымск), Дружинина Элла Леонидовна (Динская), Дьякова Ольга Александровна, Еремеев Павел Юрьевич, Заболотная Евгения, Забураная Ирина Александровна, Зарубина Людмила Павловна, Захарчук Татьяна Рудольфовна (Краснодар), Зиновьева Наталья Юрьевна (Новороссийск), Игумнов Сергей Анатольевич (Краснодар), Ионов Юрий Анатольевич (Туапсе), Исаченко Андрей Юрьевич (Сочи), Каминская Татьяна Павловна, Кисленко Татьяна Дмитриевна, Колесников Евгений, Комлацкая Ариния Васильевна, Коренева Елена Вячеславовна, Кучма Елена, Левченко Ольга Николаевна, Левченко Татьяна Александровна, Леонова Татьяна Владимировна, Любченков Петр, Маркарова Лариса Георгиевна (Краснодар), Мельчукова Марина Викторовна и Бабанская Татьяна (Геленджик), Мосян Наталья Васильевна (Анапа), Мотренко Светлана Николаевна (Новороссийск), Мурадова Галина (Усть-Лабинск), Надточий Светлана Викторовна (Краснодар), Налабардина Светлана, Петроченко Светлана Павловна и Никифорова Эльвира (Новороссийск), Ольшанская Светлана Алексеевна и Попова Екатерина Павловна (Краснодар), Сорокина Татьяна Николаевна и Килиджан Тамара Анатольевна (Анапа), Стрижко Елена Суреновна, Тищенко Татьяна Владимировна, Детистова Мария и Тишунец Анна Станиславовна (Краснодар), Торлокян Любовь Суреновна (Сочи), Трофименко Елена Викторовна, Туголукова Любовь Владимировна, Усач Юлия, Усова Галина Александровна, Хилкова Елена Артуровна, Черганова Оксана Алексеевна, Шахмарзян Анна Олеговна, Абрамова Светлана Викторовна, Поярко Ольга Викторовна, Польская Людмила Владимировна, Фунтиков Юрий (Краснодар), Руденко Зоя, Григоращенко Надежда Максумовна (Сочи), Гудимов Вениамин Витальевич, Югай Ирина, Марачева Светлана, Разанова Ольга, Эдуард Губин, Юрова Арина, Зайцева Наталья Анатольевна, Масловский Сергей Иванович и Холондович Александр (Москва), Мещеряков Лаура Вячеславовна и Расулова Мадина Магомедрасуловна (Махачкала), Воробей Светлана, Рузина Мария Стпниславовна (Санкт — Петербург), Давлетова Анна Ивановна (Славянск на Кубани), Домашенко Людмила (Ростов на Дону), Мысловская Елена Валерьевна, Марчукова Светлана, Баранова Вера Глиннянков Юрий Геннадиевич Раздобреева Елена Сергеевна Фурцев Иван Сергеевич (Иркутск), Салаватова Лэйла Таймасхановна, Файзуллина Евгения Владимировна, Афанасьева Елена! Спасибо Вам огромное за Ваш труд, силу и терпение. Я знаю, что кого-то пропустила. А еще в этом списке нет тех, кто прямо сейчас работает в Крымске, в то время, как наши читатели читают мою статью. Здесь те, кто был в Крымске до 26 июля. Я буду продолжать писать о нашей работе в Крымске и не раз еще скажу слова благодарности моим коллегам, на волонтерской основе работающим с людьми, пострадавшими во время затопления в Крымске. Продолжение следует.

Координатор психологической помощи в Крымске
Официальный представитель ЦС ОППЛ в ЮФО РФ
Вице-президент Совета по психотерапии и консультированию РФ
Инна Силенок

 
 
 

 
Задать вопрос